Об этом думал Заратустра

 

Место действия:  Парагвай, 250 километров от Асунсьона, департамент Сан-Педро, окрестности Такуати,  колония Новая Германия.

Время: 1886-2011гг.

Персонажи:

Элизабет Ницше

 "Сестра Фридриха Ницше Элизабет Ницше вышла замуж за антисемитского идеолога Бернарда Фёрстера, который решил уехать в Парагвай, чтобы там со своими единомышленниками организовать немецкую колонию Nueva Germania. Элизабет уехала с ним в 1886 году в Парагвай, но вскоре из-за финансовых проблем Бернард покончил с собой и Элизабет вернулась в Германию.
Некоторое время Фридрих Ницше был в напряженных отношениях с сестрой, но к концу жизни нужда в заботе о себе заставила Ницше восстановить отношения с ней. Элизабет Фёрстер-Ницше была распорядительницей литературного наследства Фридриха Ницше. Она издавала книги брата в собственной редакции, а для многих материалов не давала разрешение на публикацию. Так, «Воля к власти» была в плане работ Ницше, но он так и не написал эту работу. Элизабет издала эту книгу на основании отредактированных ею черновиков брата. Она также изъяла все ремарки брата касательно отвращения к сестре. Подготовленное Элизабет двадцатитомное собрание сочинений Ницше являлось эталоном для переизданий до середины XX века. Только в 1967 году итальянские учёные опубликовали без искажений ранее недоступные работы. В 1930 году Элизабет стала сторонницей нацистов. В 1934 году она добилась того, что Гитлер трижды посетил созданный ею музей-архив Ницше, сфотографировался почтительно смотрящим на бюст Ницше и объявил музей-архив центром национал-социалистической идеологии. Экземпляр книги «Так говорил Заратустра» вместе с «Майн Кампф» и «Мифом двадцатого века» Розенберга были торжественно положены вместе в склеп Гинденбурга. Гитлер назначил Элизабет пожизненную пенсию за заслуги перед отечеством..."

Германо-парагвайцы

" Грязный пластиковый стул перед лачугой. На нем Вильгельм Фишер, без рубашки, между глотками терере отмахивается от мух. Вилли - немецкий колонист в третьем поколении. В разговоре он хвастается своим совершенным немецким и собтвенноручно очищенным от джунглей пастбищем, на котором пасутся коровы. Пастбище огороженно столбами и колючей проволокой. Рядом, пара внушительных размеров собак. Так спокойнее, поясняет Вилли, наклоняется к своей дочери Берте и что-то говрит ей на смеси испанского и гуарани. Ее мать и его жена,  Делия Домингес - чистокровная индианка. 

Предки Фишера, приехали сюда в числе первых колонистов, поддавшись на уговоры Фёрстера и его жены Элизабет. Эта парочка всерьез верила в реальность "мирового заговора сионистов" и избрала в качестве "будущего арийского ковчега" парагвайскую землю. Разделить их замысел решилось еще четырнадцать немецких семей. "Идеалист" Ферстер и не помышлял о трудностях жизни в джунглях, среди, далеко не всегда дружественных индейцев и неизбывных туч разнообразных насекомых. Именно здесь, "хранителям белой расы" надлежало блюсти высокую культуру "ариев". Это было "свидание вслепую" и закончилось оно в общем печально. Несколько человек умерли от болезней в первые же годы. Элизабет вернулась в Германию. А ее супруг в 1889 году, проглотив лошадиную дозу стрихнина, кончил свой жизненный путь в одном из пригородов Асунсьона. Много позже Гитлер, как большой поклонник "творчества" Ферстера, приказал достваить на его могилу,  землю из Германии.

Новая Германия за последних сто лет потеряла большее количество своих жителей, чем остальные немецкие колонии в Парагвае. Кто-то умер от болезней, кто-то погиб на фронтах второй мировой войны, кто-то уехал. Еще больше немцев ассимилировались в местную среду, выучили испанский и гуарани. И теперь, как и обычные парагвайские крестьяне растят маниоку, йерба мате и разводят домашний скот. Так сеньор Нойман, владелец единственного в поселении ресторанчика, языком далеких предков не владеет и знать не знает ничего об Октоберфесте.

Делия прихлебывает терере Вилли, когда тот рассказывает о порядках в Новой Германии.

- Мы встретились еще в школе. Хотя здесь, среди некоторых семей, подобное до сих пор не привествуется. Кое-кто и сейчас называет индейцев животными. Но мы любим другу-друга.

Вилии гордится, что его Делия первая гуарани в колонии, говорящая по-немецки, а их Берта разговаривает со своей куклой и вовсе на трех языках - испанском, гуарани и немецком. Делия пытается доказать свою "немецкость" . Говорит что умеет готовить блюда из немецкой кухни, хотя и не с слышала о шницеле. Ей "нравится слушать" Вагнера и немецкое диско. И все-таки больше всего ее беспокоит нищета. Несколько лет назад Фишеры пыталсиь уехать в Германию, но чиновников в посольстве, чем-то не устроили их документы..."

Yerba Mate:  Elisabeth Nietzsche's

Специально для www.ecomate.com.ua подготовил Дмитрий Киселев.