Круг Terere: Мату-Гроссу-Ду-Сул

Бразильский терере популярен от Риу-Гранди-Ду-Сул до "южного" Мату-Гроссу и все же особенно он почитаем и своеобразен, именно в лесном, "припарагвайском" штате. Совсем не случайно что бразильский Понта Пора граничащий с Педро Хуан Кабальеро считается национальной столицей терере, а заодно и нерушимым символом бразильско-парагвайской дружбы. Местный Музей Терере официально признан культурным достоянием штата.

Потомки индейцев(кадиувеу,намбиквара, бороро и тупи-кавахиб), проживавающие на протяжении многих веков в этом регионе, как никто другой являлись и являются "разносчиками" йерба-культов. Памятные экспедции великого французского антрополога Клода Леви-Стросса в Мату-Гроссу и написанные по их следам  труды  «Семейная и социальная жизнь индейцев намбиквара» и особенно «Печальные тропики», очень ярко описывают не только социальный уклад этих народностей, но и показывают насколько прочно в их жизни укоренился йерба мате:
«Два раза в день – утром, в половине двенадцатого, и в семь часов вечера – все собирались под перголой (крытой галереей), окружающей жилой дом, на ритуал шимаррау, питья матэ через соломинку. Матэ – это дерево того же семейства, что и наша ива. Его ветви слегка обожженные дымом подземного очага, перемалываются в грубый порошок цвета резеды, который можно долго хранить в бочонках. Я имею в виду настоящее матэ, поскольку то, что продается в Европе под этой этикеткой, чаще всего претерпевает на своем пути столько изменений, что утрачивает всякое сходство с оригиналом. 
Существует несколько способов питья матэ. Во время экспедиции, обессиленные и нетерпеливо жаждущие немедленно восстановить силы, мы удовлетворялись тем, что бросали горсть порошка в воду и, доведя до кипения, тут же снимали напиток с огня, что очень важно, поскольку иначе матэ теряет свой вкус.
В этом случае напиток называется cha de mate, матэ, заваренное наоборот; он темнозеленого цвета и почти маслянистый, как крепкий кофе. Когда нет времени, можно ограничиться terere: горсть порошка залить холодной водой. Чтобы избежать горечи, можно также приготовить mate dolce, как это делают прелестные парагвайские женщины; в этом случае следует посыпать порошок сахаром, помешивая на большом огне, залить эту смесь водой и процедить. Однако я не знаю любителя матэ, который не предпочел бы всему остальному шимарран, каковой и употреблялся на фазенде; это был одновременно и общественный ритуал, и индивидуальный порок. Все усаживаются вокруг маленькой девочки, china, которая приносит горелку, чайник и cuia, сосуд из тыквы-горлянки с носиком, украшенным серебром, или – как в некоторых районах – рог зебу, фигурно вырезанный пеоном. Сосуд на три четверти наполнен порошком, который девочка медленно пропитывает горячей водой: когда смесь превращается в кашицу, в ней делается углубление трубочкой из серебра, внизу оканчивающейся утолщением с дырочками; углубление делается очень осторожно, чтобы утолщение на трубочке опустилось как можно глубже, но одновременно чтобы между ним и кашицеобразной массой оставался какой-то зазор, где будет образовываться настой. 
Теперь шимарран уже готов, остается лишь еще раз насытить его водой и подать хозяину дома; тот потягивает его два или три раза и возвращает сосуд; то же проделывают все по очереди, сначала мужчины, а потом женщины, если они принимают в этом участие. Вся процедура повторяется по кругу, пока сосуд не опустеет.
Первые глотки имеют замечательный вкус (во всяком случае, для посвященного, поскольку новичок может обжечься), он складывается из соприкосновения с горячим серебряным ободком сосуда и бурлящей водой, покрытой живительной пеной, горькой и собравшей в нескольких капельках весь аромат леса. В матэ содержится алкалоид, как в кофе, чае и шоколаде, но ровно в таком количестве, что он успокаивает и бодрит. После нескольких кругов матэ становится безвкусным, но осторожное помешивание трубочкой позволяет поднять со дна осадок и продлить удовольствие небольшой порцией горечи».
Природное и этническое разнообразие этого района привнесло свои тонкости в ритуал терере. Местные гаучо - это Кампейру(очень часто из индейцев). Их работа - перегон скота из одной части штата в другую. Специфика же заключается в том, что Мату-Гроссу-Ду-Сул это не равнина, а леса и реки. Встреча нескольких погонщиков на привале в сельве - это почти всегда, возможность образовать Roda de Tererê.
На одном из популярных гео-каналах, в передаче посвященной кампейру, было показано подобное теререпитие на берегу лесной речки. Воду брали...прямо из нее и что любопытно, допускались до гуампы только взрослые кампейру... Собственно совсем не удивительно что Roda de Tererê является не только пастушьим ритуалом, но привычной региональной традицией. Внешне она проста: друзья, знакомые, родственники, и еще какая угодно группа людей, садятся в круг, формальным центром которого, является большой термос с холодной водой и гуампа с йербой. Но, как и в любой другой "традиционной схеме", так или иначе связанной с йерба мате, этот формальный центр, всегда больше, чем просто условие для употребления...
 
Еще и поэтому строго соблюдаются правила "вождения" в этом кругу, где есть обязательный тереренсе, подливающий всем воду, а гуампа "ходит" только против часовой стрелке. 
По аналогии с "горячим" аргентинским йерба мате у терере из Мату-Гросу-Ду-Сул, тоже есть Десять Заповедей:
1. Не плюй в терере!
2. Не трогай бомбу(бомбилью)!
3. Никогда не добавляй сахар в терере!
4. Боже упаси, сказать, что терере - это не гигиенично!
5. Не оставляй терере даже наполовину!
6. Не стыдись звука последнего глотка!
7. Никогда не называйте тыкву гуампой!
8. Никогда не меняйте порядок передачи гуампы!
9. Не задерживайте круг!
10. Пейте Терере каждый день!

Дмитрий Киселев.